March 25th, 2007

фф

О Бабе-Яге. Много. Далеко не со всем я согласна.

Вполне вероятно, что Баба Яга пришла в русские сказки из преданий коми, в мифологии которых женщина с костяной ногой -- жена одного из языческих богов. Ее появление на оленях означало приход весны, а значит, и за Бабой Ягой числятся добрые дела. (c) http://www.abw.by/chs/arxiv/214/r-baba.htm
БАБА-ЯГА - Ее представляют как преотвратнейшую ведьму, мерзкую людоедку с огромными железными зубами, костлявую и горбатую бабу с длинным носом, украшенным большущей бородавкой, нередко она предстает (в русском фольклоре) одноглазой и хромой, с одной усохшей (“костяной”) ногой. Проживает в лесных дебрях и темных пущах в самоходной избушке на курьих ножках, а на короткие рейды отправляется в ступе, заметая за собой следы метлой. Известна из таких сказок, как “Три царства”, “Царь-девица” и “Ивашка”. Порой бывает связана — даже супружескими узами — с другой фигурой русского фольклора, Змеем Горынычем.
Более поздние версии (братья Гримм) снабжают Бабу-Ягу пряничным домиком, а ее-добычей делают детей, неразумно углубившихся в лес. Ясь и Малгося (братец Иванушка и сестрица Аленушка и пр.) отправляются к избушке Яги, привлеченные — вот дурашки! — рассыпанными на тропинке лакомствами, да и сам домик пытаются обкусывать и лизать. Бруно Беттельгейм считает этот сладкий домик символом детских оральных влечений и примитивного стремления к самоудовлетворению, более сильных даже, чем инстинкт самосохранения. Регресс детей к неосознанной младенческой оральности приводит к тому, что они вступают в конфронтацию с персонификацией той же оральности, но уже деструктивного характера — Бабой-Ягой. Детям грозит опасность быть съеденными. Баба-Яга хватает их и запирает в клетке, чтобы перед тем как взяться за приготовление из них вожделенного блюда, подкормить их “до кондиции”. [Изображение] У Бабы-Яги этимологически нет ничего общего с польскими именами Ягна, Ягнуся и другими формами имени Агнесс (Агнешка). Collapse )