December 1st, 2004

кошкин глаз. важно-мистическое

Крик души))

Зарисовка. Без названия.

В искупление: посвящается Ришке. Может, она поймет.

-Это ты зря, - сказала Она и посмотрела на меня в упор.
- Может быть, – сказала я, и тоже подняла глаза. Вакуум, разделявший нас, как-то тонко не то пискнул, не то взвизгнул, и мы встретились глазами, где-то на середине соединявшего нас пространства. «Если бы не вакуум – подумалось мне – мы бы уже наверняка испепелили друг друга». Ее взгляд резал, словно обнаженный клинок. Я защищалась, как могла, но силы явно были не равны: Она побеждала. Еще немного, пустота не выдержит, и я окажусь на полу – в позе эмбриона, заломив молитвенно руки, не в силах выдержать Ее взгляда. Беспощадного взгляда этих жестоких, холодных, по-детски больших, чистых и невинных глаз.
- Отдай, верни Его мне! - Проговорило – нет – выдавило из себя Ее горло. – Он не твой! Он должен быть со мной! – Я смотрела, обливаясь потом от боли и страха, изо всех сил, стараясь не опускать глаз. В висках билась, пульсировала кровь. «Пусть, пусть потом я сдамся – трепыхалось в такт ударам в голове, - но пока я держусь, и продержусь как можно дольше! Просто так Его я Ей не отдам!»
Хлясь. Еще один клинок достиг меня. Если б не пустота между нами, я была бы уже мертва. Крик боли разорвал пространство, словно удар кнута. Она сморщилась. Крик, не то мой собственный, не то пустоты. Ей тоже было нелегко - пустота не выдерживала ударов, умирала. Но я умирала быстрее. Мои силы таяли, я еще держала удар, но уже не держала ноги. И боль. Она липкой, вязкой патокой заполняла лоб. Если б не боль, я бы, наверное, уже валялась в ногах моей Мучительницы, захлебываясь болью: собственной и, быть может, Ее. Мой взгляд дрогнул, я пропустила еще один удар – ах. Она поняла – можно добить.
«Ты же обещала, помнишь, что не будет, как с Лис». Бац, оплеуха – я покачнулась. «Как ты могла так со мной поступить?» Удар в пах – ух. «Мне так больно!» Хоп – в солнечное сплетение. Но я еще стою, хотя уже сама не понимаю – как. «Он не любит тебя, ты же это знаешь, чувствуешь, он по-прежнему любит Меня». Холодный ледяной клинок Ее сердца проник в меня, разрывая внутренности, дробя и превращая в пыль и прах кости, мышцы, сухожилия. Огненно-горячий яд, стекая по клинку, разъедал изнутри, смешивая с пустотой. А я даже не сопротивлялась. Не могла. Ибо Она была права. Тысячу раз права. Я это знала.
«Неееееееет» - пустой, неестественный, запоздалый крик вырвался из моего горла. Хотя нет – не из моего. Моя Соперница покачнулась, «Зачем?» - прошептали Ее уста, глаза прекратили терзать меня, обернулись и…я тоже увидела Его. Моего Спасителя, Жизнь, Судьбу! Прямо в пустоту между нами с Его окровавленного клинка стекала Ее кровь. Она разомкнула уста, и я увидела алую змейку, робко сползавшую по губе. «Почему ты так со мной?» – Ему, вопросительно, и мне, с удивлением – «Не больно. Совсем не больно». Ее тело медленно оседало на пол, но тут пустота, видимо, решившись, раззявила пасть, обхватила Ее и исчезла.
Я с трудом ловила губами воздух. И смотрела. На Него. А Он обтер клинок, подошел и с тревогой в голосе спросил: «Как ты? Говорить можешь?» Но я не могла: я погружалась в целебную глубину его серо-голубых глаз. И еще я думала: «Любовь тоже права. Хотя порой и жестока.»

Не конец…

UPD: Спустя примерно год и 10 месяцев Риша с Молдером помирились. Наши с ней отношения остаются прежними. Надеюсь, конец.
Спустя еще несколько месяцев я, неожиданно для себя, пригласила ее на день рождения; она пришла... Конец?